«Золотой флорин»

В тринадцатом и четырнадцатом веке Европа понемногу преодолевала свою разделенность, и находила все больше и больше смыслов в обмене товарами, людьми, культурными ценностями.
В середине четырнадцатого веке попыткам объединится воспрепятствовала черная смерть, однако, после того, как она отступила — интеграционные процессы пошли с новой силой.
Одним из препятствий на этом пути была монетарная разрозненность. Собственную монету чеканили все, кто считал себя владельцем той или иной территории, и ценность денег определялась содержанием драгоценных металлов — при этом доверие к номиналу монеты часто было минимальным, а долгие проверки усложняли дело. Кроме того, перевозка значимых сумм денег или даже хождение с кошелем привлекало внимание разбойников.
Среди курьезов можно отметить использование монет в качестве агитационных материалов, когда на них выбивались послания простому народу. Эта «гениальная» идея, впрочем, несколько опередила свое время, поскольку большинство населения было неграмотным, и пламенные воззвания не находили адресатов.
Проблему доверия к деньгам решили во Флоренции, где в 1252 году был выпущен «Золотой флорин» — монета из чистого золота, на аверсе которой была лилия — герб города, а на реверсе Иоанн Креститель — его святой покровитель.
Монета стала настоящей универсальной валютой средневековой Европы. Это был доллар, евро, фунт, юань и иена в одном флаконе. На флорин ориентировались страны юга, где он ходил непосредственного, страны севера, где он назывался «гульден» (от гульден флорин — золотой флорин), страны восточной Европы, где чеканили идентичные по содержанию золота (24 карата) монеты.
Ценность флорина была не только в том, что он изготавливался из чистого золота (это как раз было неудобно, посколько золото было мягким, быстро истиралось, и монеты следовало сразу помещать в кожаные мешочки). За ним стояла мощь банковской системы Флоренции, да и Тосканы в целом. Ведь именно банкирские Лукки, Сиены, Флоренции обеспечили Европу принципиально новым финансовым сервисом.
И уже в первой трети 14-го века флорин становится скорее символом, перебираясь в векселя и другие виды безналичных расчетов, тем самым окончательно утверждаясь в роли паневропейской валюты.
Герой книги «Провинциал» — Дефан, выстраивая камеру тезаурария (прообраз Банка Ватикана) не только многое перенимает у банкиров Тосканы, но и устанавливает с ними теснейшие взаимовыгодные связи, активно развивая европейскую финансовую систему. Читая «Провинциал» вы много узнаете о финансах в средневековой Европе.

 

Оставить комментарий