Вина монастырей

На заре средневековья, на столах у любителей выпить стояли только пиво, известное с древнейших времен, да вино — искусство приготовление которого уходило в античную пору (древнеримские сосуды, которые вы видите на фото, еще можно было кое-где найти).
Однако, затем в алкогольном деле произошел настоящий переворот — дистилляты, крепкие напитки повсеместно стали входить в обиход. А монастыри научились делать настоящие шедевры — Кассис, Шартрез, Бенедиктин.
Приложил к этому руку герой «Провинциала», о чем и пойдет речь в отрывке, который вы можете прочитать.

Он настолько перевозбудился, что члены его дрожали, как будто он уже хлебнул добрую чашу аль-кохоля. Подойдя к колодцу, Дефан оросил лицо холодной водой, что традиционно привело его в чувства.
Вернувшись в келью, он придал моменту чрезвычайную торжественность. Очистил стол от всего лишнего, оставив на нем лишь лист пергамента, перо и чернильницу, дабы немедленно записать вердикт или комментарии.
Красный напиток был перелит в стеклянную чашу, когда-то выпрошенную у аббата, вместе с ретортами, якобы для проведения опытов. На самом деле, Дефану она просто казалась чрезвычайно торжественной, и он берег ее для такого вот случая. В лучах солнца, красная жидкость в прозрачных оковах походила на настоящую кровь христову в легендарном граале, и Дефан невольно залюбовался. Такого цвета он не видел ни в одном вине, и это было добрым знаком.
Первый глоток. Ни большой, ни маленький. Такой, чтобы испытуемая жидкость оросила всю полость рта. Пауза. Сдерживаемый восторг. Он понимает, что выискивает недостатки. Потом еще один глоток, и еще один. Хочется пить еще и еще. Сосуд пустеет незаметно.
Рука торжественно выводит на пергаменте. Вкус гармоничный, сбалансированный, с выраженным тоном смородины. Напиток крепок, но приятен на вкус. Не обжигает, но пьется легко и незаметно. Должен понравиться, как мужчинам, так и женщинам. Полное единства вкуса и аромата. Их невозможно спутать ни с чем. Мед придает напитку не только сладость, полностью нейтрализуя кислоту, но и особую мягкость, можно даже сказать бархатистость.
Запись лаконична и сдержана, Дефан обуздывает свои эмоции, и не хочет писать о взрыве вкуса, перевороте, который он совершил в виноделии (особого слова для создания ликеров еще не было), о мастерах Лангедока, которых теперь заткнет за пояс мастеровитый Прованс.
Легкое опьянение ликером многократно усиливалось опьянением успехом. Дефан чувствовал себя первооткрывателем. Он прошел эту анфиладу до конца, он нашел все ключи, и он, наконец распахнул окно в самой последней комнате, чтобы выглянув в него, огласить окрестности криком торжества.
Чувство свершения – вот что владело сейчас мальчиком. Это чувство, познанное им еще в детстве, потом всю жизнь будет гнать его вперед. Его будут мучать долгие паузы без свершений, он будет начинать новые и новые дела, чтобы в какой-то момент ощутить бесконечное счастье, которое может подарить только торжество духа, ума, творчества, воплощенное в конкретных свершениях, изменивших мир вокруг.
Еще юношей попробовав волшебное снадобье, он предопределил свою судьбу. И хоть в его жизни будут еще периоды глубокого самопогружения и игнорирования окружающего мира, они неизбежно будут прерываться новыми походами. Не за славой, признанием или другими внешними признаками успеха, как думали многие, а именно за свершениями. В науке, в литературе, в политике, в любви.
Жажда свершений будет тянуть его, разрывая душу, ведь до конца дней этот любитель свершений будет оставаться замкнутым человеком, предпочитавшим одиночество любой компании.
Юноша вновь наполнил свой бокал, и медленно, осушил его, уже не сидя за столом, а прохаживаясь по кельи, и обращаясь к окну в попытках заглянуть за горизонт. Блаженство усиливалось, а отец, улыбаясь, смотрел на него с небес, и даже бог, довольно прищуриваясь, поощрял творческие искания молодого монаха. Келья казалась лучшим местом на земле, а жизнь – счастливым случаем.
Впрочем, пока триумф состоялся только лишь в маленькой кельи и голове самого Дефана. Иногда, свершения лишь кажутся таковыми и нуждаются в тщательной проверке. Монах хотел устроить проверку как можно быстрее.
Он приготовил напиток, используя весь настой смородины, бывший в его распоряжении, и поставил полученную жидкость «отдыхать», округляя и гармонизируя вкус.

 

Оставить комментарий