Cвятой Панталион

В Средние века святые превращались один в другого, и иногда трудно было понять, кто кому поклонялся. Вашему вниманию венецианская история.
Как известно, покровителем Венеции долгое время был (а для настоящих фанов и остается) святой Панталион.
Святой надо сказать весьма мутный и непонятный. Трудно даже сказать, кто послужил его прообразом. Вероятно, что Панталион — это некий палимпсест пророка Даниила, или отражение того уважения, которое люди в древности питали к укротителям крупных кошек.
Так или иначе, Панталион (или Панталеон) водился со львами, что и нашло отражение в его имени. При этом, я бы на месте львов с ним бы на одном гектаре садиться не стал.
Ибо, например, когда сэр Говейн отправился за уздечкой для мула одной прекрасной дамы (не всем же грааль искать, у кого-то были квесты и более оригинальные), и столкнулся с необходимостью сразиться с двумя львами, он призвал на помощь именно святого Панталиона, и при поддержке этого двурушника, таки одолел бедных животных.
Так вот, лев и был символом святого, поэтому, неудивительно, что и герб Венеции — это лев (только с крыльями, чтобы повыпендриваться). Даже флаг Венеции, которые ее верные сыны втыкали на необитаемых землях назывался Панталеон, и нес изображение льва.
Все было хорошо, но жители Венеции стали жертвами злобных насмешников. Венецианских купцов в окрестных землях почитали глуповатыми скупердяями, и в этом качестве они попали в комедию. Как нетрудно догадаться, под именем своего святого. И как легендарный король Эллекен превратился в Арлекина, так и святой Панталион обратился в Панталоне, которого от других героев отличали узкие, обтягивающие штаны.
Жить с таким святым дальше венецианцы решительно не могли, но и лев так плотно вошел в жизнь города, что расставаться с ним не хотелось.
Надо было искать компромисс. Начали, вестимо, с самых авторитетных в христианстве деятелей, и (сюрприз-сюрприз) обратили внимание на тетраморфов, которые средневековой Европе были известны в своих животных ипостасях не хуже, чем любителям фильма «Асса» и песни «Над небом голубым».
Суровый, гривастый, и решительный, аки лев рыкающий евангелист Марк вполне мог заменить двусмысленного теперь Панталиона, и львов менять не понадобилось.
Сказано — сделано. Лев остается на гербе, на колоннах, на воротах, и вообще где ни попадя. Только теперь подпись под ним гласит не Панталион, а святой Марк.
Очень удобно и практично.

Оставить комментарий