Реликвии Средневековья

Сегодня во многих музеях и церквях посетители могут увидеть разнообразные реликварии и мощехранительницы. Увидеть, и поразиться их изяществу, красоте и многообразию.
Остатки перстов в золотых перчатках, берцовые кости в сосудах в виде ног, волосы с стеклянных сосудах, гвозди, щепа, наконечники стрел — все то, что могло напомнить о тех или иных святых или даже Иисусе.
Сегодня нам кажется нелепостью то, какое место занимали эти реликвии в жизни средневекового человека, однако, в те далекие времена индустрия мощей была одной из наиболее развитых и процветающих.
Мощи стали одними из первых массово продаваемых артобъектов. И как нам сейчас представляется вполне естественным покупка за десятки или сотни миллионов долларов холста, с нанесенными красками, так в средние века покупка и продажа мощей, как произведений искусства была нормой жизни.
Чтобы мощи приобрели ценность, они должны были быть снабжены хорошей легендой, и удовлетворять определенные потребности верующих.
Артефакты первого порядка — такие, как плащаница, попавшая в результате в Турин, чаша с кровью Христа или гвоздь с распятия, угодивший в железную корону Лангобардов — были большой редкостью и не имели цены.
Но сотни объектов попроще могли успешно торговаться, и важно было, чтобы на реликварии стояло релевантное клеймо, и история и легенда вещи прослеживалась до первоисточника. Провенанс для мощей был не менее важен, чем для современных произведений искусства, и от степени авторитетности владельцев зависела ценность того или иного объекта.
Церковь или собор каждого уважающего себя города должны были обладать коллекцией мощей — это поднимало самооценку горожан и позволяло им называть детей в честь святых, чьи мощи были в соборе, таким образом, рассчитывая на непосредственное заступничество.
Кроме того, в средние века мощи гастролировали, собирая огромные аудитории. Массовые ивенты и интертеймент — еще одна грань индустрии мощей. Появление в городе знаменитых останков вдохновляло людей, которые приходили посмотреть и приобщиться, оставляя щедрые пожертвования.
Естественно, мощи похищали, демонстрируя ловкость, могущество и приобретая сакральную силу. Истории об этом передавались из уст в уста.
Нередко мощи намеренно “терялись”, чтобы потом “найтись” в вящей радости всех молящихся. Нередко случалось, что “потеряв” мощи, монастыри через посредников сбывали на черном рынке сразу несколько “потерянных” образцов, а затем уже объявляли о находке.
Болезни, голод, неурожаи, детская смертность — все эти беды развивали бизнес, вливаяв рынок все больше и больше денег.
Рынок мощей давал работу ювелирам, создававшим настоящие шедевры в качестве реликвариев и мощехранительниц; копирайтерам, сочинявшим истории о святых, их деяениях, а также смерти и обретении мощей; иллюстраторам, которые оформляли все эти истории, придавая святым определенные черты; переписчикам, распространявшим информацию; продавцам, заключавшим сделки; маркетологам, работавшим над развитием брендов монастырей и святых.
Это был рынок надежды, рынок счастья, рынок, даривший свет в очень темные времена.
Пожалуй, “мощный бизнес” был одним из первых примеров “индустрии развлечений” в современном понимании. Индустрии, где добавленная ценность создавалась не потом и кровью, а интеллектом и творчеством.
И Дефан, главный герой книги, стал одним из заметных игроков этого рынка.

 

 

 

Оставить комментарий