Пиренеи

Если в средневековой Европе и существовал рай, то он был на Пиренеях.
Парадоксальность этого утверждения состоит в том, что в 10 — 13 веках полуостров был ареной постоянных битв и усобиц. Альморавиды накатывали свои волны, ведомые Юсуфом, Альмохады приходили к ним на смену. Католические короли отстаивали и расширяли свои владения. А бесчисленные синьоры и рыцари отстаивали собственные наделы, или завоевывали чужие. Тисона и Колада — знаменитые мечи — были символами эпохи.
Однако, и в этом заключается парадокс, жернова жестокой эпохи — конкисты, реконкисты и бесконечных локальных сражений, жернова религиозного фундаментализма (христианского и мусульманского), выжигавшего ересь, своим страшным давлением создавали оазисы прекрасного.
Эти оазисы существовали в географически-временных рамках владений и жизни халифа или идальго (или короткой династии), который был достаточно образован, придерживался широких взглядов и хотел строить, а не разрушать.
Так появились и затем быстро исчезли райские Гранада, Кордоба, Севилья, Жирона, Толедо — места в которых изысканные удовольствия сочетались с возвышенной мудростью. Времена, когда религиозная терпимость позволяла иудеям и христианам проводить диспуты, а мусульманам переводить и комментировать Аристотеля.
Эти пространственно-временные парадоксы дали миру таких уникальных мыслителей, как Рамбам, Рамбан и ибн Гвироль, Раймонд Луллий, Иегуда Галеви и великий Ибн Рушд.
Они спорили и комментировали друг друга и античных авторов, обменивались мудростью, пытались рассказать миру о значимости математики, естественных наук, медицины.
Прекрасные сады, красивейшие дворцы, нарядные улицы — жизнь в этих оазисах казалась воплощенной сказкой.
Однако, в суровые времена ни одна сказка не продолжалась вечно. И философы и простые люди знали, что в любой момент покой и процветание могут смениться войной, разрухой, изгнанием, преследованием и скитаниями.
И наверное, тем острее эти люди ощущали свое счастье, ценность момента, этот греческий «кайрос» — миг удачи, позволивший оказаться в счастливом месте и счастливое время посреди невзгод и суровостей.
Это был настоящий рай, изгнание из которого каждый раз было неизбежным, и он заставлял наслаждаться и творить, что есть силы, ничего не откладывая на завтра.

 

 

 

Оставить комментарий