Палимпсест

Палимпсест — одно из ключевых слов средневековья. Обычно, когда мы говорим «палимпсест», то представляем себе аккуратно выделанный кусок кожи ягненка, с которого подмастерье скриптория, нежно по отношению к шкуре, но безжалостно по отношению к Аристотелю или Авиценне, стирает написанные ранее тексты, чтобы освободить место для еще одного евангелия или еще того хуже — псалтыря.
Мы видим, как в опытных руках тексты великих тускнеют, размываются, а затем и вовсе пропадают, когда по коже еще и еще раз проходятся пемзой, черствым хлебом, или кусочком ткани, пропитанным специальным отваром.
Мы с болью в сердце прощаемся с мудростью античности или арабского круга, и заворожено смотрим, как миниатюрист начинает работу над заглавной буквой, переписчик выводит аккуратные буквы, и иллюминатор вновь забирает пергамент, чтобы изукрасить маргиналии.
Старое исчезает полностью, замещаясь новым. Палимпсест — это не преемственность (вопреки программному определению культуры), палимпсест — это переиспользование ресурсов для создания чего-то актуального уже в новом поколении.
Как старые файлы и фотографии, стертые для того, чтобы освободить пространство на диске или в облаке не передают ничего своим сменщикам, так и уничтоженный текст ничего не сообщает будущему содержанию пергамента.
Впрочем, идеология палимпсеста пронизывает все средневековье, и собственно использованный повторно пергамент — это лишь символ.
Поколениям тринадцатого — четырнадцатого веков все созданное ранее казалось лишенным культурного смысла, и могло подлежать уничтожению, если содержало ценный ресурс.
Так, например, гробница Адриана в Риме стала замком святого Ангела, ознаменовав победу над жесточайшей эпидемией, уносившей сотни тысяч жизней. И фигура ангела, вложившего меч в ножны (сейчас бы он устало снял маску) на гробнице-палимпсесте полностью уничтожила старый смысл.
Еще радикальнее римляне обошлись с амфитеатром Флавиев, более известным, как Колизей, который использовался в качестве каменоломни для строительства иного мраморного гиганта — собора святого Петра — символа христианского могущества и папского престола. Колизей должен был стать палимпсестом, пропав вовсе, но сохранился благодаря своим размерам, и теперь туристы в Риме могут насладиться и старым и новым слоем, подобно тому, как современные ученые пытаются прочитать старые слои пергаментных палимпсестов.
Палимпсест стал символом нигилизма по отношению к достижениям культуры прошлого, характерного для Средних веков. В романе «Провинциал» вы найдете немало рассуждений и зарисовок о том, как воспринимали окружающий мир люди того времени.

 

 

 

Оставить комментарий