Нотная запись

Благословенная Тоскана давала миру не только художников, поэтов и архитекторов. В одиннадцатом веке тут жил и работал человек, создавший современную музыку.
Гвидо, которого мы знаем, как Арецци, Ареццино, Аретинский или д’Ареццо, на самом деле не родился в Ареццо, а попал туда уже в зрелом возрасте после конфликта с настоятелем своего первого монастыря — Помпозы.
Гвидо хотел творить и менять отношение к музыке, тезка-аббат не очень это ценил, и Гвидо фактически сбежал в Ареццо, где ему покровительствовал более просвещенный отец Теодальд. После Гвидо из Помпозы будет рвать на себе волосы, окружавшие широкую тонзуру, но так и не сможет вернуть “блудного сына”, ставшего знаменитым и обласканным папой.
Действительно, монастыри уже тогда были инкубаторами инноваций, в частности в музыке. И Гвидо, получив поддержку в Ареццо, произвел настоящую революцию, систематизировав хоральные песнопения и облегчив разучивание новых мелодий.
Он боролся за то, чтобы красивые гимны могли без искажения передаваться из монастыря в монастырь, и разучиваться хорами, вне зависимости от таланта передающего.
И он разработал систему, которая практически в неизменном виде была принята в Европе (а затем и во всем мире), как нотная запись.
После Гвидо из Ареццо записать любую мелодию и затем точно воспроизвести ее стало не так уж и сложно. И музыка превратилась из хрупкого огонька, который надо было непрерывно поддерживать, чтобы он не угас, в мощный светильник, который можно было зажигать по мере необходимости везде, где были пергаменты и ноты.
Как литература сформировалась после того, как произведения начали записывать и переписывать, так и музыка начинает свое существование с того момента, как мелодии широко распространяются, преодолевая расстояния в нотах, записанных на пергаменте или иной основе.
И благодарить за это мы можем тосканца Гвидо и монастырь в Ареццо, давший возможность гению проявить свои способности.
Ну а ноты мы до сих пор называем по первым слогам гимна, посвященного Иоанну Крестителю, популярному в 11-м веке. В русском переводе он звучит так:

Чтобы открытыми устами
Смогли воспеть рабы
Твоих деяний чудеса,
Вину с порочных губ ты отпусти,
Святой наш Иоанн.

А в оригинале ноты, с которых начиналась каждая строка, соответствовали ее первому слогу

Ut queant laxis
Resonare fibris,
Mira gestorum
Famuli tuorum,
Solve polluti
Labii reatum,
Sancte Iohannes

 

 

 

Оставить комментарий