«Младшая Эдда» — мифы Исландии

С точки зрения господствующих нарративов Европа в 13 — 14 веке остается крайне неоднородной. В это время христиане стараются всячески смягчить Библию, и ограничить хождение суровых апокрифов, говоря о гармоничном устройстве и благости господа. В это время героические эпосы возвеличивают легендарных правителей — Роланда, Сида, Карла Великого. В это время трубадуры создают поэзию, посвященную прекрасной даме.
Но ровно в это же время, а точнее в первой половине тринадцатого века Снорри Стурлуссон записывает «Младшую Эдду» — собрание суровых мифов Исландии, страны, стоящей в стороне от общеевропейского контекста.
Снорри рассказывает основополагающие истории о происхождении богов, народов и героев, повествует об испытаниях, завораживает притчами.
«Младшая Эдда» действительно покоряет читателя своей поэтичностью, но она рисует мир крайне жестокий, несправедливый, и подчиняющийся одному праву — праву сильного.
Сильного или хитрого. Асы, подряжая на работу великана, и не желая отдавать ему Фрею в награду за построенную стену, вначале дурят, а потом и убивают подрядчика, честно выполняющего условия.
Тор походя убивает карликов (буквально, как мы сбиваем грибы в дурном настроении — этого не требует развитие сюжета, это неважно для контекста — это просто отражение характера Тора).
Персонажи подозрительны и недоверчивы, и думают только о том, как бы обмануть ближнего и не быть обманутым.
И, конечно, они искрометно шутят. Например, Скади, напав на асов, чтобы отомстить за своего отца, сказала, что пойдет на мировую только, если им удастся ее рассмешить.
И тогда признанный мастер шуток Локи привязал один конец веревки к бороде козы, а другой — к собственной мошонке. И так они перетягивали эту веревку до тех пор, пока Локи не упал к Скади на колени. Тогда она рассмеялась, и заключила мир с асами.
В мире Снорри Стурлуссона нет места христианскому смирению, тут никто и не думает подставлять другую щеку. Это максимально грубый, но при этом честный мир. И лишь Биврест, появляющийся в небе, дает надежду на то, что путь в лучшие миры существует. Впрочем, и лучший мир не навсегда, поскольку Рагнарек совсем не похож на «страшный суд», и куда более фатален.
В Исландии нет места справедливости, зато она богата суровой красотой, подвигами и решительными поступками.
Снорри вряд ли нашел бы общий язык с провансальскими труверами, но его мир отлично дополняет картину средневековой литературы.

Оставить комментарий