Лондонский Тауэр

Сравнивая лондонский Тауэр с известными ему замками Франции, Дефан (герой романа «Провинциал») поначалу недоумевал. Тауэр не казался невероятно огромным или неприступным. Конечно, он был крепостью, в нем вполне можно было держать преступников под надежной охраной, в нем можно было переждать небольшую осаду, однако вести из-за стен Тауэра успешные боевые действия против большой армии было затруднительно.
Он казался немного «игрушечным», а его белые башни, скорее изящными, чем грозными.
Вестминстерское аббатство, находившееся в другом конце города, производило куда более монументальное впечатление, и заставляло невольно склонить голову и перед замыслом строителей и перед его воплощением (для жителей четырнадцатого века было привычно, что соборы только обретают формы, и растут буквально на глазах).
Каждый раз, приезжая в Лондон, Дефан думал о том, почему в континентальной Европе Тауэр представляют могущественной твердыней, тогда как на деле он уступает множеству хорошо известных фортификационных сооружений.
Почему легенды приписывают Тауэру свойства, которыми тот на самом деле не обладает?
И Дефан находил ответ в том, что Тауэр был лишь символом, знаком, в котором воплощалось представление об Англии у жителей континента.
И, развивая эту мысль, он понимал, что придет время и физические стены уже не будут играть никакой роли. Куда большее значение будут иметь золото, или скорее векселя на определенные суммы обеспеченные золотом, и идеи или истории, за которыми готовы будут пойти сотни тысяч.
Европа еще проживала «время стен», когда физическое воплощение безопасности и мощи было чрезвычайно важно. Но проницательные люди уже тогда понимали, что значение стен и крепостей скоро умалиться, а мощь народа, способного создавать и потреблять увеличиться.
И «маленький» Тауэр был для Дефана своеобразным символом будущих перемен, и убеждал его в том, что путь укрепления финансового могущества, который он выбрал для папского престола — верен.

Оставить комментарий