Круглые даты

В шестом веке нашей эры Дионисий Малый придумал нашу эру. Собственно, до его смелого предложения никакой нашей эры не существовало.
Этот монах поразмыслив решил, что единственно верной отправной точкой в летоисчислении будет рождение Иисуса Христа, и расчислил его, предположив, что на момент смерти (который можно синхронизировать с римским календарем) ему был 31 год.
Идея Дионисия очень быстро прибрела популярность и была узаконена. С тех пор человечество каждый раз с трепетов ожидало «круглых дат», полагая, что на них придется какое-нибудь несчастье.
Особенно страсти накалились перед 1000 годом, когда всем казалось, что мир рухнет. Кстати, тогда ни у кого не было особых сомнений в том, что считать точкой отсчета нового столетия — 00-й или 01-й год. Люди, жившие ближе к установлению принятого и ныне летоисчисления однозначно считали нулевой год — годом начала нового века.
Когда Дефан, герой «Провинциала» был подростком, страсти вокруг новой круглой даты разгорелись с новой силой.
Масла в огонь (как часто тогда бывало) подлил Иоахим Флорский, который в свое время предсказал, что в 1260 году завершится царство «Сына» и начнется царство «Святого Духа». Перелом должен был быть отмечен катаклизмами, осквернением всего чего только можно и торжеством зла и насилия (тут Иоахим переносит манихейство на благодатную почву европейского религиозного фанатизма). И лишь после того, как зло и страдания достигнут крайней точки, придет новое царство, в котором все заживут счастливо.
Как и следовало ожидать, в 1260 году ничего экстраординарного не произошло. И тогда людская молва естественным образом отложила переход в новое царство на 1300 год. При этом, радикальные интерпретаторы Иоахима не ограничились переносом даты. Они сочли, что до 1260 все недостаточно старались для того, чтобы зло стало по-настоящему вселенским. И период после 1260 ознаменовался всплеском насилия, резни и прочих непотребств. Участники тогдашних восстаний не только боролись с богатством, что еще можно было понять, но и говорили о том, что своей крайней и беспрецентной жестокостью погружают мир во тьму, нужную для того, чтобы в 1300 году воцарилось наконец безмятежное царство святого духа.
Не имея возможности силовыми методами бороться с безумцами, церковь ответила ассиметрично, и объявила 1300 — Юбилейным годом. Годом всеобщей благости, когда необходимо было прийти в Рим, поклонится престолу святого Петра, принять участие в всеевропейских празднествах и и насладиться божественным юбилеем.
Надо сказать, что контрпропаганда сработала, и самый массовый ивент того времени собрал более 200 000 паломников, превративших Рим в настоящий карнавал.
Людей было так много, что, по свидетельству очевидцев, именно в то время на мосту Сан-Анжело было впервые установлено двухполосное движение, когда путники справа двигались по направлению к замку, а слева — обратно в город. Иначе бесконечную давку на мосту прекратить не удавалось.
Дефану в ту пору было 15 лет, и он, конечно, был наслышан об успехе Юбилейного Года. Успехе, в том числе и финансовом, ведь «денарии святого Петра» лились тогда рекой в папскую камеру. Позднее, продумывая свои планы, он не раз обращался к событиям 1300 года, как примеру хорошей работы церкви с верующими.

 

 

 

Оставить комментарий