Искусство витражей

В «темные» века расцветали самые солнечные искусства. Солнечные в буквальном смысле. Искусство витражей (и особенно двойных витражей, которые сейчас трудно где-то найти) достигло в четырнадцатом веке невероятных вершин.
Прочитайте небольшой фрагмент книги, и полюбуйтесь витражами клюнийского монастыря в Париже.

Когда же на солнечную часть реки выплыл еще один кораблик, Дефан невольно ахнул. Если бы он сделал нечто подобное в Авиньоне, все знавшие его люди, пришли бы в неописуемое удивление, и ахнули бы уже глядя на невозмутимого камерария, способного, как оказалось, удивляться, как ребенок. Но тут, в Англии, Дефана никто не знал, да и вздох его никого не удивил, поскольку десятки людей в тот самый момент разделили его чувства, и тоже охнули, ойкнули, присвистнули, щелкнули пальцами, или просто, онемев на мгновение, вытаращили глаза.
Мы можем снисходительно посмеяться над невежественной публикой, но право слово, им было отчего прийти в замешательство или неистовство. Когда встречный корабль пересек линию, отделявшую тень от света, внезапно оказалось, что им навстречу по воде идет Иисус, и не просто идет, а превращает саму воду Темзы. Вот она стала вином, и это понятно, ведь встретившийся им Иисус выглядит, как один из гостей на пышной церемонии брака в Кане Галилейской. Но если в древности царь иудейский превращал воды Кинерета только в вино, то современный им Иисус научился превращать сумрачные воды Темзы то в зловещую кровавого цвета киноварь, то в небесную лазурь, а то и в чистейшее золото.
Неизвестно думал ли стекольщик, который сейчас был поглощен тем, чтобы довезти витраж на тот берег в целости и сохранности, о том, какой эффект может произвести его творения. Непонятно, предполагал ли такой оборот художник и архитектор, получивший заказ на создание витража для трапезной монастыря святого Мартина. Скорее, они ни о чем таком не думали, а вот божественное провидение решило сыграть с людьми очередную шутку, явив путникам, плывшим в тот час по Темзе настоящее чудо.
Христос, в нарядных одеждах, благостный и праздничный, шествовал по воде, простирая руки в стороны, а вода под его руками непрерывно превращалась. В вино, в кровь, в золото, в небесную лазурь, в языки пламени.

 

 

Оставить комментарий