Cтрашные истории

Средневековье обожало страшные истории. Само по себе это удивительно, потому что жизнь большинства и так была ужасной.
Но люди находили удовольствие в том, чтобы пугать себя еще больше. И одной из самым популярных легенд, которая тайком кочевала из скриптория в скрипторий в четырнадцатом веке, была история дикого воинства, носящегося по ночам. Воинство это состояло из грешников, которые никак не могли получить прощения. Непрощенные вынуждены были носиться по лесам и полям, выискивая себе невинных (или винных — в разных интерпретациях легенды ей придавали разную окраску) жертв.
В этой легенде многое было взято из любимого тогда в Европе манихейства, ведь умножая ужасы, смерти, несправедливость и скорбь, дикое воинство приближало наступление царство «святого духа» или просто светлых времен.
Возможно, из-за этой философской подоплеки страшилка полюбилась и грамотным переписчикам, которые тайком тратили на нее драгоценный пергамент, и не осталась только в устной традиции.
Руководил призрачным войском король Эллекен (Hellequinus), при жизни бывший греховодником, и обреченный на жестокие скитания. Тут учение Иоахима Флорского встречается с апокрифом о Агасфере (Бутедео, в итальянской традиции, или более известном нам Вечном Жиде), рождая наказанного за проступок героя, который принужден вечно скитаться по ночам и творить зло.
Имя Эллекен прилетает в рукописи ниоткуда, и вполне возможно становится следствием устоявшейся ошибки в написании древнего имени Херла. Однако, пытливые умы скрипториев, пытаются найти этимологию, и говорят о том, что Эллекен — посмертное воплощение Карла Пятого Мудрого, короля Франции, и на самом деле он Charles Quintus. Что ж, король-интеллектуал, который первым отказался самолично возглавлять войска в сражениях, казался народу достаточно грешным, чтобы понести суровое наказание.
Со временем эта этимология прижилась настолько, что само имя Эллекен через Карлеквин трансформировалось в Арлекин, и дало имя персонажу комедии дель арте.
Да и сам рассказ из категории «ужасного ночного кошмара» постепенно превратился в детскую сказку о том, чего не бывает, но что можно было бы себе представить. Харлеквин-Арлекин уже не так страшен, но вот заправский Эллекен наводил настоящий ужас на людей четырнадцатого века, заставляя их запираться в домах, и боятся выходить на улицы (и уж тем более за границы сел и городов) в темное время суток.

Оставить комментарий