Черная смерть

Столкнувшись с чумой, герой книги, с одной стороны, проявил немалую активность, постаравшись извлечь из болезни выгоды для казны святого престола, а с другой, дал волю собственному безволию (да простителен будет здесь это каламбур).
Конечно, Дефан подумал о том, что было бы неплохо оградить родной монастырь от жуткой болезни, но действия его свелись к вполне традиционным.
Он предписывал обителям отказаться от милосердия, и ни под каким предлогам не контактировать с больными, отказывая им в любой помощи. Предписывалось также немедля изгонять братьев или конверзов, у которых обнаруживались зловещие симптомы.
Дали свой эффект и меры, направленные на снабжение обителей свежей водой и соблюдению правил гигиены, а также обильная высадка цитрусовых рощ.
Впрочем, помимо «огораживания» и недопускания больных в круг общения, существовал лишь один действенный метод борьбы с чумой — молитва.
И тут Дефан сделал максимум, чтобы популяризовать умершего во цвете лет святого Роха — монаха, помогавшего больным, который сам заболел, и ушел умирать в лесную хижину.
Рох, обнаружив бубон у себя на ноге, решил не распространять болезнь, и тихо умереть в лесной хижине, но бог направил к нему собаку, приносившую сыр и хлеб, и ангела, излечившего бубон.
Рох стал настоящим символом надежды, и церковь извлекла немало выгоды из веры в излечившегося святого. Его хорошо узнаваемые изображения (с собакой и уязвленной ногой) массово тиражировались, а его жизнеописание разносилось пастырями по самым разным общинам.
Разумеется, молитвы помогали мало, и более действенной мерой стало избегание всяческих контактов с зачумленными.
Но и второй метод перестал действовать, когда уже после смерти и канонизации святого Роха разразилась настоящая пандемия.
Тогда умер едва ли не каждый второй горожанин, и каждый третий житель крупнейших держав Западного мира.
Чума принесла средневековью чувство глубочайшей тоски и безысходности, однако она же породила мощнейшие витальные силы, которые создали поистине «новый мир». Из колыбели «черной смерти» выросла новая Европа, с Ренессансом, новой экономикой, новым общественным договором и главное, новой и невероятной жаждой жизни.
А монастыри и монахи (не в последнюю очередь благодаря герою книги) сохранили те зерна, которые были посеяны с щедро удобренную ожиданиями новой жизни после «черной смерти» почву.

Оставить комментарий