Юбилейный год

Продолжая тему образа мыслей людей четырнадцатого века, надо отметить, что для них было характерно совершенно другое отношение к возрасту и темпу жизни.
Прежде всего, само понятие возраста было достаточно размытым. Счет годам велся зачастую небрежно, и введенный в 1300 году «юбилейный год» долго оставался основной точкой отсчета, до тех пор, пока не решено было проводить «юбилеи» чаще. Когда их стали праздновать каждые 25 лет, число людей, которым удавалось застать хотя бы два юбилейных года в ходе жизни, а значит и примерно определить свой возраст выросло.
До того, представление о своих годах, как правило, было очень условным.
Другим значимым отличием была неравномерность жизни. В то время люди взрослели куда быстрее, и первые двадцать лет были куда насыщеннее, чем сейчас. За двадцать лет люди определялись с призванием, обзаводились семьей, рождали нескольких детей, и даже становились экспертами в несложных ремеслах.
Совершенствоваться можно было еще пару лет, а дальше человек выходил на свой максимальный уровень.
Далее начиналась зрелость, которая была совокупностью повторяющихся действий, которые разбавляли войны, природные катаклизмы или эпидемии, и это были «так себе развлечения».
До тридцати здоровье резко ухудшалось, то связано было в первую очередь с неправильным питание и образом жизни, а также травмами. Человек начинал все больше страдать, поскольку способов облегчить боль или прекратить развитие болезней было крайне мало.
А дальше — для большинства начиналось угасание. Никаких новых перспектив, проектов, начинаний. Исключения составляли редкие представители творческих профессий, преимущественно живописцы и архитекторы.
Счет годам терялся окончательно, поскольку разница между ними становилась все менее очевидной. В середине века от бессмысленной жизни миллионы европейцев избавила чума, но после того, как черная смерть покинула Европу, унылое проживание вновь стало обыденным.
И пример героя «Провинциала», активно творившего вплоть до зрелого возраста, как и пример его патрона — престарелого папы Иоанна, был скорее нетипичным для треченто, а его образ мыслей в отношении времени и вовсе уникальным.

Оставить комментарий