Религиозный горизонт

Когда автор пишет о прошлом, его сверхзадача — это даже не реконструкция событий, согласование с реальностью сюжетных линий и действующих лиц. Важно избежать анахронизмов, но и это не главное.
Главное — попытаться проникнуть в головы давно умерших людей, производя спиритические сеансы с незнаменитыми, а подчас и неизвестными, но замечательными людьми.
Какими были люди треченто? Скорее всего, их подавлял бог. Сегодня мы можем рассуждать о боге, тогда же бог был встроен в образ мыслей, он был имманентно присущ каждому, пусть границы его присутствия и как-то определялись волей и мыслями.
Жилища бога — церкви, доминировали в каждом населенном пункте многократно превосходя размерами все иные строения, за исключением крепостей.
Человек чувствовал себя физически малым, сопоставляя собственные обиталища с обиталищами бога.
Идея единого бога была далека от жителя европейского средневековья. И хоть все они были ревностными христианами, молитвы возносились не только триединому богу, но и особо богу-сыну, и его распятию. Частенько люди обращались к богоматери, и мадонна была куда человечнее.
Еще ближе были территориальные святые — некогда пострадавшие за веру и явившие чудеса, а теперь оберегающие общину.
Ну и совсем доверительные отношения были с собственным святым покровителем — заступником, которым обзаводился каждый крещеный.
Такое фактическое многобожие мирно сосуществовало с номинальным монотеизмом. Ситуация также усугублялась тем, что молитвы возносимые по случаю (о даровании урожая, о благоприятной поездке, об удачном торге) и вовсе, по сути были обращением к локальным божествам территорий, местностей или объектов.
Религиозный горизонт средневекового человека был достаточно широким, и оставлял место для множества суеверий. И тут мы не должны обманываться приверженностью подавляющего большинства христианству. Фактически, люди мыслили куда шире.

Оставить комментарий