Жак Ле Гофф

Формальный подход к истории, который долго господствовал в науке, и до сих пор доминирует в школьном или университетском образовании, делает эту дисциплину в глазах многих людей чрезвычайно скучной. Можно сказать, что в обществе господствует представление об истории, как о ящике с датами и фактами, которые необходимо заучивать, и которые иногда разбавляются историческими анекдотами. Средневековье также долго страдало от этого подхода, разложенное на чуму, инквизицию, богословие и летопись королей с их бесконечными войнами. Войны вообще были центральным моментом, ведь у них были участники, и фиксировался результат. Скучное библейское перечисление «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Рувима и его братьев» трансформировалось в «Имярек разбил имярека в битве при топониме» и так несчетное число раз. Короли бились с королями, папы сменяли друг друга, а «любители истории» козыряли именами и датами.
Пожалуй, ситуация изменилась лишь в двадцатом веке, когда история начинает дышать полной жизнью. Хейзинга проникает сквозь века в поисках игровых моментов, Бахтин ищет знаки карнавальной культуры, Мулен описывает быт монахов и образовательные учреждения средневековой Европы, а школа Анналов вдыхает жизнь почти во все аспекты бытия наших предков.
И, наверное, особо мы должны поблагодарить Жака Ле Гоффа, который дарит нам не препарированное, но «живое» средневековье, где вместо разъятого трупа и грубых швов, мы можем увидеть общество в том виде, в каком оно существовало, и попытаться вместе с историками понять логику действий, исторических процессов и развития цивилизации.
Ле Гофф дарит нам удовольствие понимать жизнь тринадцатого и четырнадцатого века с одной стороны, а с другой строго следит за тем, чтобы авторы художественных произведений не пускались в спекуляции, а их домыслы не противоречили духу эпохи.
Можно сказать, что Ле Гофф — один из незримых «стражей» «Провинциала», заставляющий автора бережно относиться к эпохе.

Оставить комментарий